bulkinap (bulkinap) wrote,
bulkinap
bulkinap

«Воспитание» и «образование» в общеупотребительных значениях

«Воспитание» – первичный по времени педагогический термин и понятие, корень слова «питать», «вскармливать». Древнегреческая теория воспитания – «пайдейя», дословно обозначает – «вскармливание».
В древнерусском воспитании все внимание было обращено исключительно на усвоение житейских правил; в нем не было и не могло быть установки на грамотность, не говоря уже о передаче научных знаний. "Древнерусская начальная общеобразовательная школа, – писал Ключевский, – это дом, семья. Ребенок должен воспитываться не столько уроками, которые он слушал, сколько той нравственною атмосферою, которою он дышал. Это было не пятичасовое, а ежеминутное действие, посредством которого дитя впитывало в себя сведения, взгляды, чувства, привычки" (Цит. по: Латышина Д.И. История педагогики. Воспитание и образование в России (Х - начало ХХ века)": – М.: Издательский дом "ФОРУМ", 1998. – С.8). Образец свода житейских правил был представлен в "Домострое".
Основные значения «воспитания» зафиксированы в словаре Вл. Даля: "Воспитывать, воспитать кого – заботиться о вещественных и нравственных потребностях малолетнего, до возраста его; в низшем знач. вскармливать, кормить и одевать до возраста; в высшем знач. научать, наставлять, обучать всему, что для жизни нужно".
Слово «образование» – молодое слово в русском языке. Оно появилось только в 1783 г., во времена Екатерины II. Просветитель Н.И. Новиков ввел его в русский язык как педагогический термин и новое слово (до него в русском языке имелось существительное "образ" и глагол "ображать").
Примерно в это же время "образование" появилось и в Европе. В учебнике "Педагогика", выпущенном двумя Академиями педагогических наук – СССР и ГДР, об "образовании" сказано: "Буквальный смысл термина – "формирование образа". В этом значении его ввел в педагогику Иоганн Генрих Песталоцци… В педагогической литературе понятие "образование" относится прежде всего к передаче и усвоению знаний, умений и навыков, формирования познавательных интересов и способностей, к специальной подготовке к профессиональной деятельности" (Педагогика/Под ред. Г. Нойера, Ю.К. Бабанского. М.: Педагогика. 1984. – С. 109).
В России термин "образование" в течение длительного времени оставался малоупотребительным и "в XVIII в. еще очень редко говорили "образованный человек". Бытовало выражение "в книгах научен" (Комаровский Б.Б. Русская педагогическая терминология. Из-во "Просвещение". М., 1969. – С. 21).
Но уже в 1860-х гг. словарь Вл. Даля фиксирует "образование" как слово повседневного общения. В словарном гнезде "ображать" сказано: "ображать, образить – придать чему образ, обделывать, выделывать вещь, образ чего из сырья, отесывая или обихаживая припас иным способом".
Далее: "Образованный человек, получивший образованье, научившийся общим сведениям, познаниям. Образованный, научно развитой; воспитанный, приличный в обществе, знающий светские обычаи; первое, умственное образованье; второе, внешнее; для нравственного нет слова".
Уникальность русского слова "образование" раскрыл Л.Н. Толстой: в 1862 году он публикует статью "Воспитание и образование", целиком посвященную анализу этих "слов, не имеющих точного определения, смешиваемых одно с другим, но вместе с тем необходимых для передачи мыслей, – таковы слова воспитание, образование и даже обучение". Л.Н. Толстой исследует их значения в трех европейских языках и выясняет, что "образование же есть понятие, существующее только в России и отчасти в Германии, где имеется почти соответствующее слово – Bildung. Во Франции же и Англии это понятие и слово вовсе не существует".
И далее Толстой (напомню – это 1862 г.) определяет «образование» в том виде, в котором оно употребляется в России и поныне, уже в XXI веке:
"Воспитание не есть предмет педагогики, но одно из явлений, на которое педагогика не может не обратить внимания, предметом же педагогики должно и может быть только образование. Образование в широком смысле, по нашему убеждению, составляет совокупность всех тех влияний, которые развивают человека, дают ему более обширное миросозерцание, дают ему новые сведения" (Толстой Л.Н. Педагогические сочинения. – М., Педагогика, 1989. – С. 205–231).
«Со второй половины 90–х гг. недавно ушедшего XX в. в нашей стране большинство специалистов по педагогике считают предметом педагогики образование, а не воспитание, как это было ранее. Можно сказать, что термину «образование» дано значение термина «воспитание». Это произошло главным образом потому, что во всем мире для обозначения процессов воспитания и обучения используется слово «образование». И оно, так же как слово «воспитание» в нашей отечественной традиции, имеет сегодня два значения. Первое, образование – это институт социализации, система образования, реальная сфера жизни общества, социальная функция, благодаря которой происходит подготовка молодого поколения к жизни, передача знаний, опыта, норм и ценностей от одного поколения к другому. Это древнее как мир занятие, появившееся с возникновением человеческого общества, развивавшееся вместе с ним и теперь уже давно ставшее одним из важнейших социальных институтов. Повторяем, в английском языке, главном из международных языков, «education» и значит «образование» в этом широком социальном значении. Заметим опять, что в отечественной традиции педагогами старшего поколения в этом значении употреблялось слово «воспитание».
Как бы то ни было, замена этих терминов произошла в педагогической литературе и, очевидно, должна осуществиться в сознании и старых и новых педагогов, тем более что вторая редакция Закона РФ «Об образовании» к этому обязывает. В нем образование является базовым термином и обозначает «целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, общества, государства». В этом процессе констатируется достижение гражданином установленных уровней образования, которое в международной практике и обозначается словом «education»
(Педагогика: Учебник под ред. Л. П. Крившенко. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2004. – С. 65–66).
Как видим, сегодня общеупотребительные значения слова «образование» возводят его в ранг категории социализации (как стихийной, так и управляемой), а его трактовки в государственных документах (Закон «Об образовании») и, следовательно, в педагогической литературе отрицают самостоятельность «образования», сводя его к сумме двух понятий – к «процессу воспитания и обучения».
Tags: Булкин, воспитание, образование, педагогика, терминология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments